Как Андропов боролся с коррупцией в СССР

Войну против коррупции начал Юрий Андропов, который стал в 1982 году Генеральным секретарем ЦК КПСС . Какова была мотивация Юрия Владимирович: было ли это частью политической борьбы или реальным желанием положить конец полному взяточничеству в стране?

0
240

Всем известно что, в Советском Союзе многого «не существовало». «Не было» у нас во времена развитого социализма секса, мафии, рок-музыки, серийных убийц и много чего еще. В том числе и коррупции. Но именно борьбой с нею запомнился последний период застоя.

Властное противостояние?

До сих пор специалисты спорят о том, что двигало Главой КГБ СССР и будущим Генеральным Секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии Юрием Владимировичом, когда в самом начале восьмидесятых он начал «крестовый поход» против коррупции и всеобщего подкупа в Советском Союзе. Наиболее популярная версия такова — объявляя войну коррупции, Андропов не имел желания оздоровить погрязшие во взяточничестве партийные органы. Эта война якобы преследовала всего одну цель — устранить конкурентов на высший пост в государстве.

Эта версия имеет под собой основания. В 1982 году даже самому Леониду Брежневу стало ясно, что он не только уже не может управлять страной, но и давно этого фактически не делает. Престарелая гвардия, составлявшая окружение Брежнева, давно утратила интерес к управлению страной. Многие из высших партийных деятелей не понимали, что страна катится в пропасть. Экономика СССР трещала по всем швам, на что влияло сразу несколько факторов. В первую очередь гонка вооружений, многомиллионные выплаты дружественным компартиям по всему миру, война в Афганистане, резкое падение производительности труда, особенно заметное в сельском хозяйстве. Ну и, как следствие, тотальный дефицит всего необходимого, ропот советских граждан, который все усиливался и мог привести к негативным последствиям.

«Борьба с коррупцией» была способом устранения конкурентов?

Одним из тех, кто адекватно оценивал ситуацию, был Юрий Андропов. В качестве председателя КГБ он получал самую правдивую информацию о том, что творится в стране. Но во многом у Андропова были связаны руки. Чтобы что-то изменить, требовалось стать генсеком.

Весной 1982 года Брежнев неожиданно заявил (не публично, а в узком кругу членов Политбюро), что собирается отойти от дел, занять какую-нибудь непыльную должность, а пост генсека передать своему преемнику. Имя он тогда не назвал, но по здравом размышлении их было всего пятеро. В первую очередь Константин Черненко, престарелый и больной член Политбюро, за которым стояли все престарелые «цэкашники». Их в нынешнем существовании все устраивало, никаких перемен не хотелось, а Черненко на перемены явно не был способен. Но были и более молодые и энергичные претенденты на пост генерального секретаря: Григорий Романов (i-й секретарь Ленинградского обкома КПСС), Андрей Кириленко (бывший 1-й секретарь ЦК Украины), Виктор Гришин ( любимчик Брежнева), ну и сам Юрий Андропов.

Еще будучи Председателем КГБ СССР (но и в это же время являясь членом Политбюро ЦК), Андропов решает побороться за верховную власть. Ему удается продвинуть в ЦК КПСС молодых «регионалов»: Михаила Горбачева, Егора Лигачева, Николая Рыжкова, Гейдара Алиева, Виталия Воротникова. «Регионалы» составили конкуренцию старой гвардии, и позиции Черненко заметно пошатнулись.

Следующими стали Романов и Кириленко.

И здесь Андропов использовал технологию, которую в 90-х назовут «войной компроматов». Сперва умело запущенные сотрудниками КГБ слухи «замазали» Романова. По стране в 1982 году гулял твердый слух о том, что первый секретарь Ленинградского обкома устроил свадьбу дочери в Таврическом дворце, где гости кушали с сервизов, доставленных из Эрмитажа. И что по пьяни крушили эти ценные предметы «на счастье». И не важно, что информация не подтвердилась: главное было сделано, Романов с таким «грузом» уже не мог претендовать на высший пост в стране.

С Кириленко получилось еще проще. Его родственники во время туристической поездки в ФРГ были «застуканы» сотрудниками КГБ при посещении публичного дома в Гамбурге. Скандал конечно же замяли, но и Кириленко выбыл из борьбы за пост генсека. Оставался Гришин. И с ним Андропов решил бороться с помощью войны с коррупцией.

Чистка для спасения КПСС

По другой версии, на которой настаивают те, кто лично знал Юрия Андропова (в том числе, кстати, и Александр Солженицын, который лишь стараниями Андропова был депортирован из страны, а не заключен в тюрьме или того хуже не помещен в психушку, как на том настаивали Брежнев, Косыгин, Подгорный и Громыко), утверждают, что его война с коррупцией имела под собой гораздо более серьезные цели, нежели тривиальная борьба за власть.

По их мнению, Андропов очень сильно переживал за страну и всячески старался удержать страну от развала, к которому вело правление Брежнева. А еще, по воспоминаниям знавших Андропова, он очень отрицательно относился к проявлениям коррупции и взяточничеству и считал, что нужно бороться с этими проявлениями, так как это единственный шанс вывода СССР из проблемы «застоя». Андропов сильно отличался от большинства других членов Политбюро. В первую очередь тем, что не хотел вести тепличную жизнь планктона, которого ничего не волнует и главное, чтобы не было никаких перемен в размеренной и спокойной жизни со спецпайками и другими привилегиями. Андропов считал своим долгом бороться за то, во что искренне верил.

Если вспомнить те 15 месяцев, которые СССР провел под руководством Андропова, то следует признать, что версия борьбы за власть, ради которой и была развернута антикоррупционная кампания, несколько хромает. Ведь наиболее сильно война с коррупцией развернулась тогда, когда Андропов уже достиг высшего поста в стране (стал генсеком осенью 1982 года). Так что все-таки «крестовый поход» Андропова мог быть не просто закулисной борьбой с конкурентами, а тщательно выверенной позицией человека, желавший любым способом навести порядок в закосневшей и погрязшей во взятках стране.

Начало «крестового похода»

Мало кому известно, что первый раз бороться с коррупцией в Советском Союзе Ю. Андропов начал еще в первые годы 70-х годов. В то время он уже вполне освоился в кресле главы Комитета Государственно Безопасности СССР (стал им в 1967 году), провел реорганизацию в Комитете, вычистив оттуда «комсомольцев», которыми наводнили КГБ прежние руководители Александр Шелепин и Владимир Семичастный. Мы уже рассказывали о том, что Никита Хрущев, придя к власти, пытался серьезно ослабить спецорганы, стремясь вытравить из них «сталинский дух». Во главе спецслужбы встал лично преданный Хрущеву Александр Шелепин, сделавший себе карьеру в ВЛКСМ и ни черта не смысливший в работе органов безопасности. В 1961 году Шелепина сменил такой же «комсомолец» Семичастный.«Сталинские кадры» были отстранены от правоохранительных органов. К экватору шестидесятых годов КГБ стал превращаться в унылое сборище серых посредственностей, никак не способных ни выполнять функции контроля за внутренними политическими процессами, а уже тем более каким-либо образом влиять на внешний курс страны.

В Центральном Комитете КПСС начались движения только в 1967 году, когда Брежнев и его окружение не смогли контролировать общественную жизнь в стране. Как исправить ситуацию и возродить КГБ, знал только Андропов. Юрий Владимирович хорошо проявил себя в ходе венгерского восстания в 1956 году, а затем он взял под свой контроль правоохранительные структуры государства Варшавского договора. Андропов брал на работу профессионалов своего дела и добился больших высот в этом. Андропов стал делать ставку на профессионалов и добился в этом серьезных успехов. К началу семидесятых Комитет Госбезопасности стал приобретать тот самый вид, который позже опутал своими щупальцами все сферы деятельности в стране.

По историям современников и старожил КГБ, Андропов смог добиться серьезных привилегий для сотрудников Комитета. У них был заметно более серьезный оклад, чем у военных или милиционеров, постоянные премии, «свои» очереди на квартиры и машины, собственный спец распределитель дефицитных продуктов, собственные медицинские центры с лучшими врачами и пр. Но в то же время современники также говорят о то что, что Юрий Владимирович был очень чувствителен и не выносил любой коррупционный момент в КГБ. Даже сам Александр Исаевич Солженицын обозвал данный Комитет, как самую не коррумпированную структуру в СССР, естественно с ноткой иронией. И это соответствовало действительности. Но Андропов смотрел дальше и, вконец утвердившись в кресле Председателя КГБ СССР, стал посматривать на народное хозяйство. Где коррупция и взяточничество стали расцветать пышным цветом.

В 1972 году Андропов поддержал Эдуарда Шеварднадзе, ставшего первым секретарем Центрального Комитета Грузинской КП, в его попытках очистить партийные органы Грузии от коррупционеров и взяточников. На Кавказе в те времена уже вовсю развернулась торговля должностями, а нижестоящие руководители обязаны были ежемесячно засылать вышестоящим конверты, чтобы сохранить должность. Такое же положение (если не гораздо более циничное) существовало и в азиатских республиках СССР. Андропов попытался повлиять на ситуацию. Однако ниточки повели в Кремль, и в Москве обеспокоились. Андропова вызвал Брежнев и в жесткой форме потребовал прекратить разработку партийных деятелей союзных республик. «Ваша задача охранять партийных руководителей, а не собирать на них компромат!» — заявил генсек Андропову. И председатель КГБ вынужден был прекратить чистки. Однако информация собиралась и подшивалась. Андропов был уверен, что она еще понадобится…

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.